pavel z (mein_gott_inri) wrote,
pavel z
mein_gott_inri

"Это было нужно, чтобы посеять панику"

29 ноября 2016





"Откуда мне знать, скольких я убил?" – сказал в интервью Белорусской службе Радио Свобода военный разведчик так называемой "Луганской Народной Республики" из Бобруйска, приехав на побывку в родной город.

Боевик "ЛНР" из Бобруйска, 43-летний командир взвода разведки Сергей Бондарь рассказал, кто обстреливал Луганск, как относятся к нему белорусские спецслужбы и почему он свободно приезжает в Белоруссию, несмотря на угрозу президента страны Александра Лукашенко преследовать участников боевых действий в Донбассе, независимо от того, на чьей стороне они воюют.

Радио Свобода нашла страничку Сергея Бондаря в соцсетях – там было много фотоснимков из Донбасса. В сентябре Бондарь подтвердил, что он боец так называемой "ЛНР" и теперь находится в Донбассе. Через два месяца Бондарь сам вышел на связь – написал, что должен приехать на неделю отдохнуть в Белоруссии и готов дать интервью. Встреча состоялась в кафе на Бобруйском автовокзале.

"Откуда мне знать, сколько я убил?"

Это не первый приезд боевика "ЛНР" в Белоруссию. В прошлый раз, в августе 2016 года, он также приезжал на родину восстанавливать паспорт, который случайно потерял в Москве. Документы Бондаря, как можно понять из рассказа боевика, российские правоохранители передали своим белорусским коллегам, которые, в свою очередь, знали, чем занимается уроженец Бобруйска в Донбассе.

– Меня в августе и КГБ допрашивал, и МВД, – говорит Бондарь. – Я ехал в отпуск и потерял паспорт вместе с удостоверением (имеется в виду документ бойца "ЛНР". – Прим.). Потерял в Москве. Ну что делать? Нужно ехать в Беларусь восстанавливать паспорт. Я приехал сюда, прихожу в паспортный стол. Паспортистка посмотрела на меня и говорит: ой, подождите. Минут через десять заходит человечек в штатском – пройдем, говорит, нужно поговорить.

– Это был сотрудник КГБ?

– Да. Короче, паспорт мой нашли в Москве. Как мне сказали, свидетельство одно наше МВД сожгло, а второе свидетельство – ГБРовское (свидетельство так называемой группы быстрого реагирования (ГБР) "Бэтмен", где ранее в Донбассе служил Бондарь. – Прим.) "отдали в музей МВД Белоруссии". Ну и допрашивали меня в КГБ.

– А что говорили вам на допросе?

– В основном их интересовало, за деньги я воюю, не за деньги. Я говорю: нет, что вы, я за идею. Спрашивали, участвовал ли в контактном бою, убивал ли. Я смотрю на него и думаю: ну ты что, дурак? Я же командир разведывательного взвода!

– А вы можете сказать, сколько украинцев вы убили на войне?

– Да я не считал. Откуда мне знать, сколько я убил? Это снайпер может точно сказать: один выстрел – один труп. А автоматной очередью можно сразу пятерых убить. Идет бой – ты стреляешь.

– Вы же и до августа приезжали в Белоруссию на побывку?

– Да. Первый раз я приехал в мае 2015 года, неделю побыл и уехал. В августе я поехал в Москву, где и потерял паспорт.

"Сами гэбэшники с симпатией относятся к нам"

– Вы слышали, что Александр Лукашенко обещал разобраться с белорусами, которые воевали на Донбассе? Или не боялись, что вас сразу арестуют?

– Нет, не боялся. Я же знаю, что воюю за справедливость. Я спрашивал у гэбэшников: как же так, Александр Григорьевич же тоже против фашизма. А они: ну так мы же тебя не сажаем. Мы тебя допросили – и езжай куда хочешь. Сами гэбэшники скорее с симпатией относятся к нам. Мне говорили: ну ты же все равно туда поедешь. Ну да, говорю, поеду. Только, говорят, в Украину не надо ехать (имеется в виду территория Украины, находящаяся под контролем Киева. – Прим.) – тебе туда въезд закрыт точно.

– А вы слышали, чтобы у кого-то из "ополченцев" были в Белоруссии проблемы с правоохранительными органами?

– Я не слышал, чтобы кого-нибудь из наших сажали. Некоторые начинают сказки сочинять: вот, гэбэшники меня постоянно пасут, прессуют. Тот же Игорь Котик говорил мне что-то такое (он сейчас, кстати, тоже в Белоруссии). Я говорю: да успокойся. Ну вот, допросили меня, и я поехал обратно. Ничего же не случилось. Ну, с обыском приходили... Но даже не столько там что-то искали, сколько опрашивали.

– То есть вы полагаете, что власти в Белоруссии поддерживают "ополченцев"?

– Ну да. Даже в милиции видно отношение – по-дружески относятся в целом. А вот тех, что с противоположной стороны, я так понимаю, сразу сажают.

"Люди Плотницкого обстреливали Луганск, чтобы посеять панику"

Когда в Донбассе началась война, Бондарь работал в России в службе безопасности одной из сетей магазинов. Зарабатывал, утверждает, хорошо – 45–50 тысяч рублей (по курсу на начало 2014 года – более тысячи долларов). Однако репортажи российского телевидения о событиях на Украине так поразили Бондаря, что в июне 2014 года он решил поехать в Донбасс "воевать против фашистов".

В Луганск Бондарь добирался через Харьковскую область – автостопом, выдавая себя за дальнобойщика, у которого в Луганске осталась разбитая фура. Легенда получилась убедительной: и пограничники на пропускном пункте Бачевск, и украинские добровольцы на блокпостах вблизи Луганска поверили будущему боевику "ЛНР".

Сначала в "ЛНР" Бондарь попал в батальон "Заря", получив под свое командование взвод разведки. Там он почти сразу столкнулся с тем, что сами сепаратисты участвуют в обстрелах Луганска:

– На наших глазах из "зеленки" (на военном жаргоне – лесистая местность. – Прим.) идут два выстрела из миномета. Я с группой как раз был рядом, и мы стали прочесывать "зеленку". Двое минометчиков как раз выходят на нас. Они бежать – мы стреляем из всех стволов. Тут мне звонок. Звонит лично Игорь Плотницкий – он тогда был министром обороны (сейчас Плотницкий – глава так называемой "ЛНР". – Прим.). Спрашивает: вы сейчас где? Говорю: накрываем минометчиков в "зеленке". А он приказывает: срочно уходите, срочно на базу. Я говорю, да вы чего? Мы вот-вот их возьмем! А он кричит: это приказ, возвращайтесь! Мы снимаемся. Приезжаем на базу, Плотницкий строит наш взвод и начинает кричать: на черта мне такой командир, сдать оружие! Я отдаю пистолет, автомат... Я вообще не понимаю, в чем дело, взвод тоже ничего не понимает.

– Уже до того было подозрение, что минометчики – это люди Плотницкого, – продолжает Бондарь. – Это нужно было, чтобы посеять панику. Минометчики все были бывшие милиционеры из Луганска. Их специально обучали минометному делу, а город они знали как свои пять пальцев. Перемещались на скорой, на водовозке, на чем угодно. Даже бабушка к нам как-то приходила и рассказывала: они просто около пожарной части выкатывают тачку, стреляют два раза из миномета и уходят.

После случая в "зеленке" Бондарь перешел в так называемую группу быстрого реагирования "Бэтмен", которую возглавлял бывший украинский милиционер Александр Беднов (позывной "Бэтмен"). Там он получил новые доказательства того, что к обстрелам Луганска имеют отношение руководители "ЛНР":

– Однажды взял одного корректировщика лично. Мы его забрали, закинули в подвал, я составил рапорт. Через три дня мне говорят, что приехали люди Плотницкого и его забрали – он уже ходит, гуляет по Луганску. Я иду к Беднову, рассказываю все, а он только рукой махнул.

– То есть бойцы знали, что те делали?

– Да. А что ты сделаешь Плотницкому?

"Захотелось – пошел "отжимать" квартиры, машины, деньги"

Беднов даже успел побыть министром обороны "ЛНР", но 1 января 2015 года колонна этого полевого командира попала в засаду и была уничтожена. Так называемая генпрокуратура "ЛНР" заявила, что правоохранители сепаратистов пытались задержать Беднова, но тот оказывал сопротивление. Полевого командира обвинили в похищениях, пытках и грабеже мирных жителей.

Сергей Бондарь утверждает, что дело было совсем не в грабежах и похищениях, а в том, что Плотницкий хотел свести счеты с Бедновым.

– В 2014 году было очень много самостоятельных подразделений, – вспоминает Бондарь. – Ну вот, к примеру, хочешь ты создать подразделение – берешь и создаешь. Захотелось тебе – пошел "отжимать" квартиры, машины, деньги. Да и в "Бэтмене" были такие случаи. Нет народа без выродка, как тот говорил. Но все было не так, как потом расписали.... Так, подвал (место, где держали и пытали арестованных. – Прим.) был. Была камера смертников. Этого скрывать не буду. Но кто там сидел? Корректировщики, "укропы" – ну те, которые действительно вредили.

– "Бэтмена" убрал Плотницкий. Работали ЧВКшники. "Вагнеровцы" (частная военная компания (ЧВК) Дмитрия Уткина, известного под позывным "Вагнер". – Прим.). Мы тогда такие злые на них были. Не дай бог нам бы попался тогда хоть один "вагнеровец" – живой бы, наверное, не ушел, – говорит он.

Вскоре после ликвидации Беднова Сергей Бондарь перешел в 11-й казачий батальон, командиром которого был "Чечен".

Сейчас уроженец Бобруйска служит в Первомайске. Звание Сергея Бондаря в "ЛНР" – прапорщик, он получает 25 тысяч российских рублей в месяц. Под его командой группа разведки из 14 человек.

О связях с ГРУ

– Когда все это началось на Украине, я все время смотрел новости. А я же недавно из Дагестана приехал. Жена мне говорит: слушай, ты опять на войну хочешь? Говорит, я тебя два года из Дагестана ждала, больше ждать не буду.

– А что вы делали в Дагестане?

– Бегал по горам, ловил ваххабитов. В 2011–2013 годах. За Россию. До этого в Чечне был. Но давай это опустим...

Сергей Бондарь впервые в ходе беседы просит корреспондента Радио Свобода выключить диктофон. О деталях своего пребывания в Дагестане и Чечне он рассказывать отказывается – информация, говорит, закрытая.

В 1991–1993 годах Сергей Бондарь служил в белорусской армии – сначала под Слуцком, потом в спецназе в Марьиной Горке. После демобилизации полтора года отслужил в бобруйской милиции – в патрульно-постовой службе. Потом работал водителем, перебивался временными заработками.

С началом второй чеченской войны друг предложил Бондарю поехать повоевать, и тот согласился.

– У вас же белорусский паспорт. Как же вы могли в российскую армию попасть?

– Ну, по сути, это наемничество.

Непосредственно в российской армии Бондарь, как он утверждает, пробыл всего несколько месяцев, после чего, по его выражению, "пошел под ГРУ" (Главное разведывательное управление Министерства обороны. – Прим.). С "грушниками" он якобы служил и в Дагестане – боролся с так называемым "ваххабитским подпольем".

Бондарь утверждает, что первоначально летом 2014 года была возможность поехать в Донбасс именно по линии ГРУ. Предлагали, говорит он, хорошие деньги. "Но я не хотел связываться с "конторой". Они же чуть что – бросят, откажутся. Мол, не наш, не знаем", – говорит он.

Про "ополченцев" и российскую армию

Сергей Бондарь говорит, что в подразделениях "ЛНР" бойцов родом из Донбасса меньшинство. При этом нередко в "ополчение" шли люди с криминальным прошлым.

– А что с судимого можно взять? Вот у меня во взводе был россиянин – 20 лет отсидел. Он говорит: я пришел отстаивать эту землю, а то, что было раньше – это было раньше. Так, говорит, я бомж в России. Мне некуда деться. Но сюда я пришел воевать. Кстати, отличный снайпер был. Но потом сильно запил, и его выгнали из подразделения, он уехал в Россию.

– А кого больше среди ополченцев – местных или приезжих?

– Больше приезжих. В 2014 году особенно.

– А что за люди обычно ехали воевать в "ополчение" из России?

– В большинстве случаев – бывшие военные. Или Чечню прошли, или хотя бы просто срочную службу. Были такие, которые прятались от милиции. Он здесь служит, а в России он в розыске. За одним, помню, эфэсбэшники приехали – просто на позиции приехали, скрутили руки и повезли. Убийство на нем висело.

Про Майдан и "крымский сценарий" в Белоруссии

– Чего сейчас хотят жители на Донбассе?

– Ну как чего. Зарплат как таковых там нет – люди живут на 1,5 тысячи рублей в месяц. А кто-то вообще тысячу получает. Это ужас. Самый большой заработок – у нас, военных. Поэтому гражданские хотят, чтобы скорее все закончилось. Есть и те, кто хочет, чтобы Украина вернулась. Но в основном хотят в состав России. Белоруссия, полагаю, тоже должна объединиться с Россией. Чтобы здесь рубль российский был, чтобы одно государство было. Пусть здесь будет губернатор – вполне нормально было бы. Одна страна все-таки. Помощь бы шла.

– Если в Белоруссии произойдет "майдан", вы приедете воевать против него?

– Конечно. Если уж я туда поехал, то за свою землю тем более поеду.

– Вам не приходило в голову, что вот такое лояльное, как вы сами говорили, отношение белорусских силовиков связано с тем, что на белорусов-ополченцев здесь рассчитывают – в случае "майдана" вы можете пригодиться?

– Да, такая мысль была. По Марьиной Горке у меня был знакомый командир (он сейчас на пенсию ушел). Я с ним в августе виделся. Он говорит: в случае чего, в случае какого-то шухера вы будете незаменимы. Мол, это мы тут просидели в тылу, а у вас есть опыт войны. Я говорю: все ясно, конечно, но дадут ли мне здесь автомат? Конечно, дадут, говорит.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments